Комментарии

Поддерживаю идею увязки и согласования федеральных законов, связанных с недропользованием. Обеспечить местным и территориальным бюджетам компенсацию в бюджет при решении о передачи недр в лицензионное пользование. При определении границ деятельности недропользователя учесть интересы территории в части возможной застройки, расположенных рядом территорий, и особенно интересы коренных народов, проживающих на данной территории или занимающихся хозяйственной деятельностью. При определении границ недропользователя учесть возможные экологические последствия для близлежащих территорий и законодательно закрепить суммы компенсации для населения административного района или области в случае негативного экологического воздействия.
Замечания
по СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СУРГУТСКОГО РАЙОНА ДО 2030 ГОДА «МАРШРУТ В БЛАГОПОЛУЧИЕ»
1. По структуре – в структуре должны быть два новых раздела: 1) участие региона в нацпроекте; 2) наказы населения и гражданского общества, рекомендованные для включения в Стратегию Сургутского района.
2. На стр. 7 (рис. 1) в схеме целеполагания нет цели «экологической безопасности». На стр. 9 этот вопрос вскользь упомянут в составе других пунктов безопасности, что недостаточно для этого района. Учитывая, что для района характерно: «Территория района является зоной повышенных техногенных рисков, обусловленных осуществлением на территории района масштабных производств по добыче и переработке нефти и нефтепродуктов, а также рисков возникновения чрезвычайных ситуаций природного характера, которым способствует большая площадь лесов и наличие разветвлённой сети рек.». Следует этот пункт выделить в отдельный блок.
3. На стр. 21 в SWOT-анализе в подразделе «возможности» упоминается только участие Сургутского района в нацпроекте «Образование».
4. На стр. 34 в подразделе «6.5. Эффективность муниципального управления». Из текста складывается впечатление, что эффективность измеряется «объёмами доходов бюджета Сургутский район» от предприятий и отраслей, а не результативностью использования бюджетных средств.
5. На стр. 39 - Оценка госслужащих производится на базе: «…. комплекса показателей деятельности отраслевых функциональных подразделений, который включает показатели исполнения бюджетных назначений, достижения промежуточных значений показателей плана реализации Стратегии и показателей эффективности деятельности органов местного самоуправления в соответствии с показателями, установленными Правительством ХМАО-Югры». Очевидно, что оценка эффективности муниципального органа управления также должна исходить из подобного комплекса показателей, но в тексте это не нашло отражение.
6. На стр. 39 в SWOT-анализ, характеризующем экономическое развитие, вообще не отражены вопросы использования новых технологий в части добычи полезных ископаемых.
7. На стр. 42 в подразделе «7.2. Транспортная инфраструктура» не освещены вопросы увязки района с федеральными видами транспорта и инфраструктурой других районов.
8. На стр. 43 в подразделе «7.3. Гражданское общество» не включены вопросы обеспечения цифровых возможностей донесения населением и общественных организаций своих предложений В Стратегию и осуществления контроля за их исполнением.
9. Раздел 9. Все выше изложенные предложения должны найти отражение в сценариях развития.
10. На стр. 68 в «ГЛАВЕ 4. ДОСТИЖЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ» следует особо выделить направление «Экологической безопасности». В тексте по «Стратегической целе 2.3: Улучшение экологической ситуации» нет стоимостных показателей, новых технологий улучшающих показатели экологической безопасности и нет так называемых предельных показателей (индексов), по которым можно судить об улучшении экологической ситуации в районе.
11. На стр. 81 по «Ключевым показателям стратегической цели «Эффективное муниципальное управление» складывается ощущение, что оценка будет осуществляться по показателю уд. веса опрошенных, что не подтверждает «эффективность управления».
Д.э.н., проф., ак.РАЕН Котилко В.В.