Тоска по большому делу

  • 26 сентября 2020 г.
  • 0

Большое дело: причастность и непричастность

Человеческая жизнь наполняется множеством событий, но по прошествии лет мы помним лишь некоторые из них, а гордимся — немногими из некоторых. То, чем мы гордимся, как правило, связано с нашим участием в больших проектах, благодаря которым нечто было создано впервые. Эта гордость передается следующим поколениям не как наследство, а как наследие, мы слышим её в интонациях молодых людей, когда они говорят: “Мой дедушка работал в ЦУПе, когда Юрий Гагарин совершил первый полет в космос” или “Мой отец участвовал в проекте термоядерного синтеза” или “Мой научный руководитель конструировал “Буран””. Важно отметить, что гордость, о которой идет речь, не имеет ничего общего с высокомерием или с чувством превосходства, это принципиально другое: ощущение приобщения к большому делу, пусть косвенное, но всё же.

Этот текст появился из этого “но всё же”. Неужели кроме этого косвенного отношения к великим проектам прошлого, наши современники никогда не испытают гордости от непосредственного приобщения к большому делу, значимому для всего человечества, для всей цивилизации землян? 

Конечно, гордость неприхотливый зверь, она может питаться и не столь высокими смыслами. Если человек просто хорошо выполняет свою работу, это тоже может быть предметом гордости. Но потомки не будут гордо произносить: “Мой дед просто хорошо выполнял свою работу”. Чтобы они гордились, нужно нечто большее: нужно непосредственное участие дедушки в большом деле.

Есть множество масштабных задач, решение которых важно для человечества и для всей нашей цивилизации. Можно выбрать любую из них: создание сильного искусственного интеллекта, освоение Луны с помощью управляемых с Земли роботов, решение проблемы перегрева климата планеты, развитие нанотехнологий и производство наноматериалов с особыми свойствами, проникновение в тайну человеческого сознания, разгадка тайны отличия живой материи от неживой, клеточная медицина и генная инженерия, термоядерный синтез, квантовые компьютеры, разгадка тайны эволюции, исследование Универсума… Создается иллюзия того, что достаточно выбрать любое из этих направлений, и жизнь будет наполнена смыслом. Благодаря этой иллюзии преподаватели ВУЗов могут с высоты своего авторитета и опыта заявлять студентам: 

—  Если Вы считаете, что ваши таланты не используются в полной мере, почему Вы не участвуете в интересных проектах, важных для всего человечества?

Студенты могли бы возразить: 

—  Уважаемый лектор, мы бы с радостью участвовали в этих масштабных проектах. Но не можем же мы решать эти важные проблемы без доступа к оборудованию и технологиям! 

И профессор мог бы им ответить: 

— Если Вы обретёте знания, получите дипломы, то у Вас будет доступ к оборудованию и технологиям. Учитесь хорошо.

Студенты могут подумать, что самое передовое оборудование и самые развитые технологии научного исследования давно уже находятся в других странах, и единственный способ стать частью “большого дела” —  уехать, и надеяться, что их собственные научные достижения не будут публиковаться под чужими заграничными именами. Они подумают, но не скажут об этом своему лектору, поскольку это похоже на жалобы на жизнь. А сегодня даже студенты знают, что от произнесения вслух жалоб реальность не меняется. Изменения происходят только в результате целенаправленной и хорошо продуманной коллективной деятельности. Пока такой деятельности нет, у молодых людей с горящими глазами, желающими принести пользу своей стране, глаза постепенно гаснут. Остается только смутная тоска по большому делу, и ощущение, что данные им природой интеллект, таланты и способности пропадают зря, используются далеко не на всю их мощность. Очень многим молодым людям нужно такое же большое дело, как те, в которых приняли личное участие некоторые их предки и учителя. Иначе их личности разрушит эта тоска по большому делу, которое могло бы придать жизни отдельного человека высший смысл, превратив ее в служение.

Участие в большом деле несовместимо с компромиссами, с этим самым “но всё же”. Выбор всегда жестко и принципиально дуален: или Вы непосредственно участвуете в “большом деле” и используете весь свой потенциал для достижения успеха, или нет.

Этапы большого дела

Все понимают: большое дело может быть начато в любой стране, может быть разработано всё необходимое оборудование для научных исследований, продуманы методики и эксперименты, разработаны технологии производства необходимых инструментов  и веществ. Мало кто сомневается в том, что в любой стране может быть выращена плеяда молодых ученых, которые смело и решительно возьмутся за решение важнейших задач современности, начнут разрабатывать научные гипотезы и теории. 

Достаточно ли этого для большого дела? Когда ученые завершат свою работу, в большое дело начнет вовлекаться экспериментальное производство, в результате появятся прототипы, с которыми ученые вновь проведут множество экспериментальных исследований. И только затем наступит стадия внедрения научно-технологических разработок и появятся первые успехи.

Структура этапов большого дела такова: 

1. Формирование сообществ ученых-исследователей, заинтересованных в решении той или иной научной задачи;

2. Разработка и обсуждение в сообществах ученых-исследователей гипотез и научной теории;

3. Разработка необходимого оборудования для научных исследований, методик исследования и экспериментов;

4. Проведение исследований;

5. Производство прототипов и проведение экспериментов с ними;

6. Доработка прототипов и внедрение;

7. Достижение успехов, которыми в дальнейшем будут гордиться все сопричастные.

Пример большого дела в ЮГРЕ: нанокомпозитные материалы

Рассмотрим в качестве примера инновационный проект, который вполне может претендовать на статус большого дела, и реализовать его можно в ЮГРЕ.

Направление в материаловедении, связанное с производством нанокомпозитных материалов, хорошо известно, поэтому из перечисленных выше этапов большого проекта первые три и часть четвертого этапа уже пройдены, можно переходить непосредственно к внедрению.

Что такое нанокомпозиты? Это материал, получающийся в результате добавления в стекловолокно или в непрерывное базальтовое волокно нанотрубок определенного размера в определенном количестве. В зависимости от того, сколько и каких именно нанотрубок добавляется и при каких условиях это происходит, характеристики нанокомпозитных материалов начинают существенно различаться. Например, можно разработать нанокомпозит, который будет поглощать энергию летящей пули, а можно такой, от которого пуля будет отскакивать, можно сделать нанокомпозитные материалы, которые будут намного легче и прочнее стали, и те, которые будут хорошо эксплуатироваться в условиях открытого космоса. Что можно делать из нанокомпозитных материалов? Лопасти вертолетов и ветрогенераторов, штанги для нефтяных качалок, аэросани, протезы конечностей, лыжи, рамы велосипедов, арматуру для строительства, дорожные ограждения и фонарные столбы, поглощающие энергию удара, газовые баллоны высокого давления, различные профили, опоры ЛЭП, мостовые конструкции и так далее. В лаборатории, которая будет тестировать образцы всей этой продукции на излом/сжатие/разрыв, должны стоять современные разрывные машины, результаты испытания на которых позволят сертифицировать нанокомпозитную продукцию (это может быть отдельным направлением бизнеса).

Что нужно для того, чтобы проект по производству нанокомпозитных материалов стал большим делом? В первую очередь необходима мудрая государственная поддержка проекта.

В настоящий момент в ЮГРЕ производится отбор проектов для "особой экономической зоны промышленно-производственного типа, на создание которой в Минэкономразвития в сентябре направлена предварительная заявка. Создание такой зоны в соответствии с заявкой запланировано на 2021-2023 годы с привлечением средств бюджета автономного округа с последующей компенсацией понесенных затрат за счет средств федерального бюджета" (источник https://strategy24.ru/86/news/obem-investitsiy-v-osnovnoy-kapital-v-yugre-prevysil-950-milliardov-rubley).

Логично было бы сделать проект производства нанокомпозитных материалов частью этой особой экономической зоны. Учитывая принятое в июне 2020 года решение о переводе автомобильного транспорта на газовое топливо, очень выгодным было бы начать производство газовых баллонов высокого давления из нанокомпозитов. Не менее выгодными могут оказаться и другие виды продукции из нанокомпозитных материалов.

Что означала бы мудрая государственная поддержка такого проекта, чтобы он получил шанс стать большим делом? 

 В первую очередь нужно практически безлимитное государственное финансирование. Практически безлимитное означает, что выделенный на этот проект государственный бюджет может быть в любой момент увеличен, если обоснована необходимость его увеличения. В такой логике финансировались все крупные проекты прошлого.

Представим себе ситуацию, в которой такого практически безлимитного финансирования нет. Группа ученых, занимающихся нанокомпозитными материалами, приходит к представителю государственной власти, уполномоченному решать вопросы финансирования их проекта, излагает идею, и слышит в ответ:

—  Если вы, товарищи ученые, так уверены в своем нанокомпозитном проекте, почему бы Вам не пойти в банк, не взять кредит и не сделать производство? Зачем Вам государственное финансирование? Найдите другие источники. Землю мы вам выделим, подключение к коммуникациям обеспечим. Или вы, на самом деле, не уверены в своем проекте? Тогда в чем вы хотите меня убедить?

Позиция чиновника выглядит весьма убедительной, и ученые, не являясь опытными переговорщиками, как правило, тушуются и уходят. Они пытаются найти инвестора, который их поймёт, и иногда им везёт, и они его находят. Но в результате получается не большое дело, о котором они мечтали, а сравнительно небольшой бизнес-проект, из сметы которого последовательно вычеркнуто финансовым директором инвестора всё то, что составляет для учёного главную цель: исследование, понимание принципов и стремление к новому знанию. Остаётся только то, что может приносить прибыль здесь и сейчас. При этом напрочь теряется государственный масштаб проектного мышления и государственный подход к большому делу.

Необходимо отметить, что придуманный автором этого текста чиновник говорил с учеными тоже не в логике большого дела. Большие дела так не делаются. Так можно жилой дом, например, построить. А в большом деле обязательно возникнет множество препятствий, которые придется героически предолевать. Ведь большое дело —  это, по выражению В.В.Маяковского “езда в незнаемое” (так он писал о поэзии). Возложить риски и финансовую ответственность на ученых, видя в них “эффективных менеджеров”, —  не больше, чем манипуляция наделенного властью придуманного в этом тексте государственного служащего.

Большое дело делается с государственным размахом, но при этом осуществляется не только контроль за финансами и сроками, но и происходит тщательная разработка программы научных и научно-технологических исследований, исходя из которой формируется государственный заказ: промышленные предприятия производят необходимое оборудование для ученых, закупается все необходимое для эффективной работы научного коллектива, своевременно создается экспериментальное производство. Иными словами, государственное управление большим делом осуществляется комплексно, всесторонне и масштабно, что предполагает делегирование существенных полномочий отдельным государственным менеджерам, отвечающим за результат и несущим всю полноту ответственности.

Как большое дело “нанокомпозитные материалы” может выглядеть в ЮГРЕ в 2030 году? 
В ЮГРЕ освоено производство нанокомпозитных материалов с заранее заданными свойствами (по требованию заказчика). ЮГРА —  крупнейший производитель нанокомпозитных газовых баллонов высокого давления, вертолетов и аэросаней, малой авиации, малых судов (яхт), корпусов для автомобилей, лопастей для ветряков, строительной арматуры и профилей. Эти изделия поставляются не только во все регионы Российской Федерации, но и на экспорт. ЮГРА крупнейший производитель умных нанокомпозитных протезов, которые по всему Земному шару помогают людям, лишившимся конечностей, вернуться к полноценной жизни. 

Автомобильные дороги ЮГРЫ и всех ближайших регионов оснащены дорожными ограждениями и фонарными столбами, спасающими жизни при автомобильных авариях, поскольку они поглощают энергию удара, благодаря этому количество погибших на дорогах исчисляется единицами в год. ЮГРА активный участник космической программы: из ЮГРЫ поставляются нанокомпозитные материалы для космических кораблей и роботов-андроидов, работающих на поверхности Луны. 

Нанокомпозитные материалы, разработанные в ЮГРЕ, стали основой индивидуальных средств защиты военных, полицейских, пожарных, в результате смертность среди представителей этих опасных профессий снизилась в десятки раз.

Разумеется, чтобы прийти к такому успеху, предстоит пройти долгий и трудный путь. Учитывая высокую конкуренцию, и тот факт, что другие страны и регионы тоже будут двигаться в этих направлениях, выбор, который предстоит сделать государственным менеджерам ЮГРЫ, и в первую очередь Губернатору, находится не в плоскости “Идти в этом направлении или не идти?”. Это выбор совершенно другой экзистенциальной значимости. Он связан с ответом на вопрос “Будут ли достижения на этом пути предметом нашей величайшей гордости или нет?”.

Опубликовано: Александр Шохов


Комментарии 0