Читайте больше
Событие

Челябинск поищет ориентиры по сургутской наводке

  • 18 мая 2016 г.
  • 615
  • 0

Власти Челябинска проявили интерес к опыту Сургута в работе над долгосрочной стратегией социально-экономического развития. Возможности сотрудничества заместитель главы Челябинска по экономике и финансам Елена Мурзина обсудила с бывшим заместителем мэра Сургута Алексеем Сафиоллиным. Будучи на муниципальной службе, он координировал разработку городской стратегии и сегодня готов делиться наработанными компетенциями. Эксперты говорят, что отставшему в вопросах терпланирования Челябинску это будет полезно.

Встреча состоялась на полях прошедших в Челябинске «Уральской строительной недели» и VII Южно-Уральского строительного форума, где обсуждались вопросы государственной политики в этой сфере. На круглых столах и панельных дискуссиях снова много говорилось о важности стратегического территориального планирования для более успешного развития городов. Сама столица Южного Урала сегодня живет по стратегии социально-экономического развития, принятой еще в 2009 году с расчетом до 2020 года. Документ можно скачать на официальном сайте Челябинской городской Думы. Но о нем сегодня не вспоминают даже муниципальные власти. 

В своей градостроительной политике они руководствуются генеральным планом, который был принят еще раньше – в 2003 году. При этом, как признают и сами чиновники, генплан тоже вызывает много вопросов. За 12 лет в него несколько раз вносились правки. Самые значительные пришлись на период недавней «дорожной революции», которая, по мнению ряда экспертов, не только заметно изменила улично-дорожную сеть Челябинска, но и оказала мощное влияние на жизнь уральского мегаполиса в целом. 

Рабочий срок нынешнего генерального плана истекает в 2023 году. То есть пора садиться за создание нового документа, но для этого неплохо было бы ухватиться взглядом за какие-то более дальние ориентиры. 

По мнению Алексея Сафиоллина, основная проблема постсоветских городов в том, что такие ориентиры во многих существующих стратегиях имеют крайне расплывчатые контуры, а то и не просматриваются вовсе. «Ответьте мне на простой вопрос: каким должен быть Челябинск к моменту окончания действия нынешней стратегии? Если у вас нет однозначного ответа и вы начинаете мне что-то рассказывать про удобный, современный, экологичный город, боюсь, ваша стратегия существует лишь номинально, это бесполезный документ», – говорит бывший вице-мэр Сургута. 

В 2010 году Алексей Сафиоллин ушел из правительства ХМАО, где с 2007 года работал на посту зампреда по вопросам строительного комплекса. В 2012 году его пригласили на должность заместителя мэра Сургута, где Сафиоллин курировал работу департамента финансов, департамента по экономической политике и контрольно-ревизионного управления. Однако снова стать чиновником, уже муниципальным, он согласился лишь при одном условии: ему дадут возглавить работу по созданию территориальной стратегии. В феврале 2015 года, буквально на следующий день, когда местная дума приняла документ и ввела стратегию в действие, куратор ее разработки официально подал в отставку. 

До этого три года ушло на то, чтобы объяснить местному сообществу, включая депутатов, что вопрос наличия у Сургута собственной стратегии – это вопрос выживания города. «Многие, в том числе и те, кто принимал решения, этого просто не понимали, – рассказывает Алексей Сафиоллин. – Ведь Сургут и тогда показывал достаточно неплохую динамику роста, демонстрировал все признаки инвестиционно привлекательной территории: в городе открывались новые торговые центры, автосалоны, другие предприятия торговли и услуг. Мне не верили, когда я говорил, что без стратегии, где ключевое направление – диверсификация, город ждет деградация, как места уходящих видов экономической деятельности». 

Как и у нынешнего Челябинска, у Сургута на тот момент формально уже была стратегия, тоже рассчитанная до 2020 года. По словам Сафиоллина, в ней были достаточно неплохо обозначены приоритетные направления, в том числе упомянутая диверсификация. Из документа следовало, что самый большой город Ханты-Мансийского автономного округа со штаб-квартирой «Сургутнефатегаза» и ряда других предприятий ТЭК в перспективе видит себя не только важным участником западносибирского нефтегазового кластера, но и центром современной городской жизни в северных широтах, логистики, высшего и среднего профобразования. Однако в ряде положений документ противоречил даже сам себе: например, в одном месте говорилось, что пик добычи углеводородов еще впереди, в другом – что уровень добычи нефти стабилизируется, а уровень добычи газа будет снижаться.

Подобные дефекты мешали рассмотреть единый, целостный образ желаемого будущего, который можно было бы довольно просто описать, не уйдя при этом в бесплодное, неуместное прожектерство. 

Образ будущего города должен быть реалистичным, выражаться в четких и, главное, достижимых качественных показателях. И в том числе благодаря этому казаться убедительным. 

Сегодня Сургут идет к генеральной цели, которая сформулирована следующим образом: «В течение следующих 16 лет Сургут должен быть в пятерке лучших городов России по качеству и безопасности жизни населения на основе инноваций и диверсификации экономики с укреплением конкурентных преимуществ и сохранением индивидуальности города».

На основе генеральной выстроена система стратегических целей, достижение которых поделено на три этапа. Основную, преимущественно организационную работу предстоит сделать в краткосрочном периоде, до 2017 года. Далее, с расчетом до 2022 года, последует ставка, главным образом, на инфраструктурные проекты. К 2030 году Сургут должен выйти на реализацию целей, максимально созвучных с генеральной. Все цели ранжированы по четырем основным направлениям и 16 направлениям стратегического развития. Они охватывают все сферы, от которых сильно зависит качество жизни. А именно его высокие показатели определены в качестве генеральной цели, напоминает Алексей Сафиоллин.

По его словам, особого внимания потребовал процесс выработки системы целей и создание стратегии в целом. «Было важно получить рабочий документ, с которым в дальнейшем соотносились бы все решения, имеющие ключевое значение для города. Причем по-настоящему рабочей стратегия станет, если ею будут руководствоваться не только муниципальные чиновники, – рассказывает Сафиоллин. – Требовалось выйти, если хотите, на общественный договор. А для этого требовалось не сидеть в кабинетах, а идти к людям».

Более года ушло на проведение опросов, сессий стратегического планирования, новых исследований. Подробно о сургутской «Стратегии-2030», истории ее появления и о методиках в работе над ней рассказывается на сайте компании, которую Сафиоллин основал после ухода с муниципальной службы (http://surgut2030.usirf.ru). Компания предлагает программные продукты, которые позволяют строительному бизнесу больше узнавать о планах территориального развития, – именно это, по мнению бывшего чиновника, играет наиболее серьезную роль для развития бизнеса и именно ради получения информации бизнес отвлекает значительные ресурсы. 

Чтобы убедить стороны в наличии более простых путей, сегодня Алексей Сафиоллин активно делится накопленным опытом в качестве приглашенного эксперта. Его недавнее выступление на Красноярском экономическом форуме было о важности сотрудничества местных властей с крупным бизнесом и университетами, но еще больше – о важности постоянной обратной связи: как на этапе стратегического планирования, когда идеи только обсуждаются, так и на этапе стратегического управления, когда идеи воплощаются через конкретные проекты и программы. Современные технологии позволяют осуществлять такую связь буквально в два клика, обеспечивая беспрерывное взаимодействие власти, бизнеса и самих горожан. Здесь опять же может пригодиться опыт Сургута, говорит куратор разработки городской стратегии.

«Опыт действительно интересный, тем более что предоставляет готовые решения. Будем его изучать и по мере необходимости использовать», – сказала Znak.com вице-мэр Челябинска по экономике Елена Мурзина. 

Она напомнила, что законодательство о стратегическом планировании в Российской Федерации пока не обязывает муниципалитеты утверждать свои стратегии – они должны быть приняты на уровне субъектов. Однако Челябинск – не рядовой муниципалитет, это областной центр, к тому же город-миллионник, центр формирующейся агломерации, непосредственный участник межрегионального и международного сотрудничества. Позиция руководства города – в том, что такой сложный механизм не может успешно развиваться без стратегического планирования, отметила Мурзина.

Вдохновляющий образ будущего, согласованный с общественностью и экспертным сообществом, – важнейший смысл стратегии, подтверждает специалист по маркетингу территорий Дмитрий Довбня. «Хорошо, если этот смысл удалось донести до челябинских властей. Цифры и количественные показатели, которыми они привыкли оперировать, важны, но это следующий этап. Сначала необходимо понять, куда, а потом – как двигаться», – считает эксперт. Он также отметил, что к обратной связи, которая, безусловно, важна, необходимо добавить и знания о мировых и региональных трендах. Это важно, чтобы строить стратегию, отталкиваясь не от сегодняшней нужды, а от запросов людей через 15-30 лет.

Челябинск дожил до момента, когда необходимость изменений уже очевидна всем группам городского сообщества, в том числе властям, чье отношение к теме стратегического территориального планирования всегда было довольно консервативным, считает глава комитета по вопросам градостроительства в региональном отделении «Опоры России» Андрей Бодрягин. «С другой стороны, нам не нужно ничего изобретать: Сургут, Краснодар, другие города уже проходят этот путь, и нам лишь нужно войти в плотный контакт с ними, чтобы получать информацию об их опыте, применять только лучшие практики, отсекая неудавшиеся», – говорит эксперт.

Источник: www.znak.com

615

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Наверх
Вниз