Задача конкурса грантовой поддержки - выращивать инициативы

  • 3 сентября 2019 г.
  • 0

В Послании Федеральному собранию Президент Владимир Путин призвал органы власти поддерживать активный приход НКО в социальную сферу. В настоящее время в стране функционирует более 140 тысяч социально полезных НКО, в них задействовано не менее 900 тысяч человек. В Югре на протяжении многих лет ведется активная работа по поддержке некоммерческого сектора субсидиями – это та мера, которая дает возможность НКО заложить фундамент для стартовой работы. О механизмах грантовой поддержки в Югре, ее отличиях и особенностях по сравнению с другими российскими регионами порталу Стратегия РФ рассказал генеральный директор Фонда «Центр гражданских и социальных инициатив Югры» Яков Самохвалов.

- Яков Андреевич, расскажите о механизмах грантовой поддержки в Югре.

- Механизм грантовой поддержки в Югре фактически был создан общественностью. Произошло это в конце 2017 года, когда состоялась первая онлайн конференция губернатора Югры Натальи Комаровой с интернет-сообществом и авторами социальных проектов.

Общественники высказали такую идею, что пользоваться государственной поддержкой с текущей на тот момент конфигурацией достаточно неудобно. Несколько исполнительных органов государственной власти объявляют в разное время независимо друг от друга конкурсы, в разной форме об этом уведомляют свою целевую группу и свои НКО, разные требования и бумажная заявка, которую можно отправить почтой и понести издержки без гарантии на то, что ты победишь. Или приехать в Ханты-Мансийск в административный центр, где все эти органы власти находятся, отдать бумажную заявку, зарегистрировать ее и дальше ждать ответа и понести еще большие издержки с учетом транспортной доступности для отдаленных территорий округа. Ждать ответ, как правило, победил или нет. Нет обратной связи. НКО гадали: «Что случилось? Может быть, там не хватило пол балла? Справку не доложили и возможно на следующий конкурс можно это исправить?». Весь этот комплекс проблем накопился.

Активность наших НКО достаточно высокая и это несоответствие прогрессивности гражданского общества и системы, которая должна им помогать, накладывает свой отпечаток. Губернатор Югры в беседе отметила, что это общая заинтересованность, после чего была проделана большая работа по согласованию, чтобы государственная поддержка стала удобной, прозрачной, эффективной и т.д. И таким ответом на эти вопросы стал электронный конкурс с использованием цифровой платформы, когда исключаются какие-либо необходимости бегать с заявкой, отслеживать сроки на многих сайтах.

Есть единый сайт и единые требования, электронный конкурс, одна заявка. Никакой справки не требуется: отсканировал устав, заполнил в конструкторе заявку, отправил. И дальше, что очень важно, есть результат: победил или нет. Есть еще и возможность обратной связи. При обращении и в ходе наших встреч в муниципальных образованиях специалисты фонда всегда объяснят, какие у проекта есть проблемы, какого они характера.

Более того, в этом конкурсе беспрецедентно высокие требования к качеству экспертизы. Если раньше это был коллегиальный орган, в котором решение принимало большинство, не исходя из качества самого проекта, а руководствуясь какими-то соображениями. Мы знаем, что организация имеет большой опыт, работает в регионе двадцать лет, и к ней претензий нет. Действительно, организация делает свою работу качественно, но таким образом, страхуя свои риски, орган власти выбирает победителя, но в то же время не доверяет средства новым организациям, закрывает дорогу для развития новых инициатив, новых лидеров сообществ и так далее.

Конкурс на грант губернатора, как раз призван дать максимальную возможность более широкому кругу участников получить поддержку на равных правах, абсолютно по единым правилам. И первый конкурс это подтвердил: 58 % победителей стали НКО, которые никогда ранее господдержку не получали. НКО чем-то занимались, но всегда были отрезаны от этой поддержки в силу ряда причин. Может быть, сказывался какой-то элемент недоверия, поскольку не было обратной связи. Ханты-Мансийск далеко, а НКО в Сургутском районе, или, например, в поселке Березово. И многим казалось, что и без них разберутся. То есть такой элемент недоверия, тоже был.

В текущей настройке мы уже выстраиваем более открытые отношения. Понятно, что есть единые правила, список всех заявок публикуется на сайте. И когда поступает заявка, видно от кого, на какую сумму и результат опять же понятен, потому что он открыто публикуется. Таким образом, снимается масса вопросов.

- Есть ли отличия или особенность грантовой поддержки в Югре по сравнению с другими регионами?

-Подавляющее большинство регионов до сих пор работают по старой системе, когда из регионального бюджета предоставляются субсидии, то есть бумажные заявки. Конечно, в каждом регионе подходы могут быть разными. Одними из пионеров в использовании инновационных систем в поддержке НКО был Красноярский край. Это был один из первых регионов в России, в котором появилась система взаимодействия с заявителями через сайт. Красноярский край достаточно большой, и там тоже существуют проблемы по транспортной доступности.

Очень хорошо технологично взаимодействует со своими НКО Москва. В этом городе, по объективным причинам, находится большое количество НКО и наиболее крупные активные всероссийские общественные организации. Все они зарегистрированы в Москве и им нужны были какие-то механизмы взаимодействия. Но в большинстве случаев это стандартный конкурс: бумажная заявка, одна комиссия, не совсем понятные прозрачные процедуры, которые вызывают массу вопросов у конкурсантов. При этом не всегда конкурс можно назвать не справедливым. Он может быть и справедлив, но вот этот разрыв, информационный вакуум, между тем как я отдал заявку и получил результат, он вызывает недоверие. И из психологии мы знаем: боимся, того чего не понимаем! И вот здесь как раз таки этот механизм страха и недоверия, включается в виду этого информационного вакуума.

Югра - один из лидирующих регионов России по проникновению широкополосного доступа в интернет по всей территории. Интернет, точки коллективного доступа есть практически в каждом поселении. Я уже не говорю про домашний интернет. То есть элементарно заполнить заявку сидя в библиотеке, есть возможность практически у любой НКО, даже если дома или в офисе нет интернета. Плюс фонд всячески помогает и консультирует. Вот если сравнивать с другими регионами, то да, Югра первый регион, который взял модель федерального конкурса по принципам и подходам, которые использует фонд президентских грантов.

Грант президента - очень прогрессивная, очень важная веха в развитии поддержки гражданских инициатив неправительственных некоммерческих организаций. Почему? Потому что Россия – это огромная страна со своей спецификой, когда точно так же были операторы конкурсов, только это были не государственные органы, а некоммерческие организации, и каждый по своему направлению работал. Достаточно было много путаницы, а в регионах – опасение: «Насколько справедливо меня оценят? Там все Москва заберет».

Сейчас возможности максимально уровнялись. Фонд президентских грантов делает все, чтобы любая организация, любая инициатива, даже самая локальная, небольшая, недорогая, проходя через эту систему, имела такие же шансы, как и большой крупный проект московской организации. Для большой крупной организации с большим бюджетом даже гораздо сложнее получить грант, потому что их проект, их заявка должна быть безупречной. Чем больше запрос на объем гранта, тем строже экспертиза, тем выше планка, чтобы побороться за эти деньги, и напротив, более лояльна система к новичкам, потому что риски небольшие, суммы небольшие, и после того, как подписано соглашение есть система сопровождения, которую мы переняли у наших федеральных коллег. Раньше как было: подписали договор на предоставление субсидии и до встречи через год для предоставления отчетности. И тут начинается - это не так, то не так.

- Получается сейчас у вас полное сопровождение?

- Сейчас да! За каждым победителем закреплены специалисты фонда, менеджеры, которые консультируют и направляют в режиме онлайн, в каждодневном режиме. Кроме того, консультацию можно получить в чате через информационную систему. Есть доступ и мониторинг банковских счетов, по которым мы отслеживаем правильность расходования этих средств. Наши специалисты проверяют, на ту ли статью переведены средства, правильно ли оформлен документ.

- Как поступаете, если видите недочеты?

- Мы можем остановить финансирование. Можем расторгнуть договор, но это совсем крайние меры.

- То есть бывают случаи злоупотребления?

- Да, могут быть. Общая сумма средств федерально бюджета на гранты составляет свыше 8 млрд. рублей, в Югре - 100 млн. рублей, плюс еще муниципальные бюджеты, которые поддерживают гражданские инициативы. В общем, получается очень большая сумма средств, на которые так или иначе в сектор будут привлекаться недобросовестные. Поэтому должна быть система, которая защищала бы добросовестных участников и при этом не делала правила «драконовскими», когда для того, чтобы защититься от мошенников, мы, получается «бьем по рукам» всему сектору.

Система должна быть очень лояльной на входе, но, с одной стороны, должен быть очень строгий контроль, а с другой стороны - сопровождение. Потому что не всегда мы говорим о каком-то злонамеренном использовании средств, иногда это происходит в силу нехватки времени или знаний. Можно совершить ошибку, которая приведет к фатальным последствиям. Поэтому менеджер – это больше не контролер, а помощник, который может спасти ситуацию.

Допустим, есть сроки, к примеру, когда должны закончить реализацию проекта, и участники понимают, что никак не успевают. Это нормальная штатная ситуация. И менеджер должен об этом знать, потому что мы можем корректировать сроки, помогать, консультировать, помочь организации справиться с кризисом в проекте. Это все наши задачи. Мы занимаемся не только распределением финансирования. Мы рассматриваем конкурс не только как финансовый инструмент, скорее как элемент общей системы поддержки гражданских инициатив.

До конкурса существует большая система консультаций, образовательные программы, потом непосредственно сам конкурс и сопровождение для тех, кто победил. Те, кто не оказался в числе победителей, попадают в так называемую «зону роста». Потому что мы знаем, почему они не выиграли и доносим до них эту информацию. Корректируем свои образовательные программы и снова система «закольцовывается». Мы приглашаем их снова на образовательный курс, но там они работают уже не в целом, а только над своим проектом, над своей идеей. Устраняют те проблемы, которые были выявлены экспертами.

И кстати, очень интересная тема по экспертизе, чего ранее в региональных конкурсах не было, в том числе и у нас в Югре. Это система независимых экспертов. 55 экспертов со всей России работали на конкурсе. Одну заявку оценивают как минимум два эксперта. Заявки распределяются им случайным образом, ни один эксперт не знает, кто еще оценивает эту заявку. Он не видит баллов, он оценивает по методологии, которая разработана фондом и утверждена экспертным советом конкурса.

Фонд следит за строгим соответствием экспертизы методологии, для того, чтобы исключить личные предпочтения. Эксперт выступает как «беспристрастная» машина по оценке. Есть методология, есть понятия хорошо - плохо. И согласно методологии оценивается проектная культура этой заявки, выставляются баллы. Максимальное количество, которое может набрать заявка, составляет 100 баллов. Она складывается из среднего значения двух экспертов, которые оценивали заявку, машина считает среднее значение и выстраивается рейтинг от большего к меньшему.

Иногда получатся так, что один эксперт поставил 20 баллов, а второй – 80. При таких разночтениях, если разница между оценками больше, чем на 30 баллов, назначается третий эксперт. Он не знает этих двух экспертов, и с чистого листа оценивает проект. Мы берем за основу верхнюю оценку, которая оказалась ближе к одному из предыдущих двух экспертов. Нижняя оценка отсекается.

Система, таким образом, уравновешивается, мы точно убрали «злодея» или «слишком доброго» и оставили профессионала. Таким образом, мы себя защищаем от случайностей. Беспрецедентное внимание к качеству экспертизы на требования позволяют нам быть уверенными в том, что поддержка оказана действительно лучшим.

Бывает так, что проект сам хороший, но есть ошибка в логике, и нам непонятна структура проекта. Не описан опыт в организации, есть ли там специалисты, о которых там пишется, не указано ничего. И тогда мы доработаем заявку и проект «взлетит» или мы остановим организацию, дадим им деньги, но в процессе реализации в виду несовершенства самой структуры проекта, они столкнутся с проблемами. Они будут иметь риски. Мы просто остановим развитие организации, снисходительно дав им деньги. Задача конкурса в другом - выращивать инициативы, предоставив эту возможность зрелым организациям.

 

Беседовала Кристина Белоусова

 

 


Комментарии (0)

Добавить комментарий

Наверх
Вниз