Комментарии

Алексей Сафиоллин, Моделирование региональных экономик (и мезоэкономик вообще) - задача непростая. Мы только начали двигаться к решению. Сейчас понятно, что первоначально надо делать детализированную логическую модель социально-экономической системы, и только потом оцифровывать прорисованные в ней логические связи.

Демографическая модель может быть построена на основе поло-возрастной пирамиды ХМАО. Вот здесь на 3-й странице документа, есть пирамида за 2003 и 2015 год https://depeconom.admhmao.ru/upload/iblock/8c5/demografiya.pdf. По ней видно, как с 2003 по 2015-й год идет "волна" снизу вверх.

Перечислю, чем было бы хорошо дополнить документ. В первую очередь коротким резюме в начале, развернутой аннотацией, в которой сформулированы все основные смысловые цепочки документа. Некоторые смысловые цепочки в документе не развернуты так, как они этого заслуживают. В частности, такие:

1. Интересно, как меняется себестоимость добычи нефти и газа с 1960-х годов. Ясно, что она растет, поскольку добыча происходит со все более глубоких уровней. Но насколько растет и есть ли закономерности этого роста? Можно ли спрогнозировать, в какой период при сегодняшних технологиях добыча станет нерентабельной?

2. Каковы разведанные запасы нефти и газа, какая доля этих запасов уже добыта? Сколько лет есть в запасе для радикальной перестройки экономики региона?

3. Какие именно направления научных исследований и разработок наиболее актуальны для добывающей отрасли, чтобы снизить себестоимость, уменьшить вред для экологии, повысить производительность труда? Кто и каким образом может/должен ставить задачи ученым, конструкторам, изобретателям, инженерам, создателям новых материалов?

4. Как будет выстроен на практике теоретически очевидный цикл взаимовлияний (промышленность ставит задачи науке - наука разрабатывает материалы, технологии и ставит задачи конструкторам, инженерам и изобретателям - конструкторы, инженеры и изобретатели создают новую технику, которая обеспечивает целевой экономический эффект при внедрении в промышленность)? Где происходит этот диалог промышленников, ученых и инженеров-изобретателей? Как он должен быть организован, чтобы не оказаться в зависимости от дорогих западных технологий, которые существенно увеличат себестоимость добычи? Как обеспечить максимальную рентабельность добывающей отрасли на период, намного превышающий прогноз (см. п.1)?

5. Если всерьез говорить о диверсификации, необходимо разделять ее на два совершенно различных направления.
Диверсификация номер один - это развитие переработки нефти, газа и прочих добытых из недр ресурсов. Это направление диверсификации будет развиваться до тех пор, пока будет рентабельна добыча полезных ископаемых. А рентабельность добычи напрямую зависит от качества НИОКР и инженерных решений, а также от развития в регионе производства новых материалов (нанокомпозитов, например), технических устройств, технологических линий, средств транспорта и т.д.
Диверсификация номер два - это развитие перерабатывающей промышленности, не связанной с нефтью, газом и тем, что добыто из недр. Каковы направления этой, второй, диверсификации? Лес? Да, запасы леса в ХМАО впечатляюще велики, и вырубка может быть увеличена минимум в 3 раза от сегодняшнего уровня без ущерба для природы. Что делать с лесом? Надо выпускать в регионе продукцию с максимальной добавленной стоимостью, не продавать "кругляк" за границу, а делать изделия для конечного покупателя. А здесь нужны дизайнеры, конструкторы, фабрики, станки, технологии, - и лучше, если все это будет свое собственное. Что кроме леса? Дикоросы? Да, интересное направление. Производство зеленой электроэнергии? Теплицы? Аквакультура в УЗВ? Может быть, не знаю, все нужно считать. Диверсификация номер два - самое инновационное и самое интересное, что может развиваться в ЮГРЕ. Но для этого нужны специальные экономические условия, система образования и т.п. Направления диверсификации номер два должны решить главную стратегическую задачу: создать в регионе экономическую модель, которая сможет обеспечить процветание жителей после того, как нефть и газ кончатся или перестанут быть нужны мировой экономике. Вот задача, над которой стоит размышлять, пока еще есть время на размышления. В обсуждаемой концепции эта задача не выделена в явном виде, не сформулирована, а жаль, было бы крайне важно начать ее формулировать, даже не претендуя на окончательность формулировки.

Конечно, это не все ключевые вопросы, которые должны найти свое отражение в концепции. Думаю, коллеги, дополнят этот перечень. Пока очевидно, что концепция должна дорабатываться прежде, чем будет утверждена.

Если открыть полный документ, там написано что запасов 40-60 млрд т нефти. Понятно, что это Баженовская свита и они трудноизвлекаемые. С другой стороны Югра занимает первое место в стране по добычи нефти и выработке электроэнергии. Соответственно надо направить усилия для создания технологий и оборудования по снижению затрат для решения этой задачи. С учетом научных возможностей я думаю в течении 10 лет такие технологии появятся. Тогда конкурентное преимущество будет выражаться в готовой социальной инфраструктуре которая в течении прошедших 50-ти лет в Югре была создана.

Это план финансовой поддержки, помогающий бизнесу остаться "на плаву". Надеюсь, план посткризисного развития экономики находится в разработке.

План для субъекта РФ:
1) Создание банков плазмы крови выздоровевших, которая содержит антитела, для введения ее заболевшим (пассивная иммунизация). Это позволяет значительно уменьшить количество тяжёлых больных и спасти множество жизней.
2) Анализы, тесты и жесткий карантин для прибывших в субъект РФ
3) Скорейший массовый выпуск или закупка надежных тестов, а затем всеобщее тестирование на инфекцию
4) Отслеживание контактов больных и изоляция подозреваемых
5) Выявление людей с иммунитетом, включение их в базу доноров и освобождение от карантинных ограничений
6) Разработка в процессе карантина стратегий быстрого выхода экономики субьекта из кризиса, порожденного карантинными ограничениями, планирование послекризисного развития экономики.
7) Принятие срочных мер по обеспечению продовольственной безопасности субъекта.
8) Разработка льготных программ потребительского кредитования для поддержки уровня спроса.
9) Усиленное финансирование больниц
10) Организация доставки больных в соседние города, если больницы в данном городе перегружены.
11) Быстрый запуск и масштабирование производства средств защиты, необходимых лекарственных средств, аппаратов искусственной вентиляции легких.
12) Публикация ежедневных отчетов по смертности с указанием причин и разделением "умер с диагнозом COVID-19", "умер от COVID-19", "умер от других причин (по каждой причине отдельная статистика)". Необходимо публиковать эту статистику на сайте субъекта РФ, чтобы эффективно бороться с паникой, создаваемой СМИ, и принимать решения на основе объективных данных.

Коллеги, прочел внимательно первый параграф статьи С.Беляева и В.Кошкина. Первый параграф вызвал столько вопросов и сомнений, что остальные параграфы я просто просмотрел. Далее — вопросы к первому параграфу.
Авторы пишут, что фундаментом «рыночной социально-экономической парадигмы любой капиталистической страны сегодня являются 1) частнокапиталистическая и буржуазная государственная собственность; 2) политическая демократия».
Что авторы вкладывают в терминологический конструкт «социально-экономическая парадигма страны». Что это такое? Термин «парадигма» используется ими в значении Томаса Куна или в каком-то ином? Какую роль играет термин «рыночная» в приложении к терминологическому конструкту «социально-экономическая парадигма страны»? Означает ли добавление этого термина, что любая социально-экономическая парадигма страны является рыночной, по мнению авторов, или это означает, что некоторые парадигмы являются рыночными, а некоторые нет? Далее неясность лишь увеличивается. Оказывается, что рыночная социально-экономическая парадигма применима для «любой капиталистической страны». Читатель, который и до этого уточнения пребывал в недоумении, теперь совершенно не понимает, о чем идет речь. Если любая капиталистическая страна каким-то образом оказывается под влиянием некоей рыночной социально-экономической парадигмы, то что именно хотят сообщить читателям авторы? Что капитализм и рыночная экономика как-то связаны?
По мнению авторов, у парадигмы есть «фундамент», а в этом «фундаменте» есть «краеугольные камни». И эти «краеугольные камни» называются авторами следующим образом: «частнокапиталистическая и буржуазная государственная собственность». Термин «частнокапиталистическая собственность» в целом понятен, но необходимо отметить, что различия термина «частная собственность» по странам мира часто становятся предметом исследования специалистов по имущественному праву. Общего, единого для всех стран понимания частной собственности, можно сказать, что не существует. Термин «буржуазная государственная собственность» непонятен совершенно. Это, по мнению авторов, какая-то особая форма государственной собственности? Авторы не дают пояснений и двигаются далее.
По их мнению «выход передовых капиталистических стран на рубежи шестого технологического уклада» и «осуществление всемирной информационно-цифровой революции» подрывают «фундамент капитализма в отдельных странах» и «мировую капиталистическую глобализацию в целом». Почему авторы статьи полагают, что шестой технологический уклад и информационно-цифровые технологии подрывают фундамент капитализма? Может быть, наоборот, они укрепляют этот фундамент? Что такое «фундамент капитализма»? Не тот ли это фундамент рыночной социально—экономической парадигмы, о котором шла речь в начале статьи? Или фундамент капитализма — это что-то другое? А как именно шестой технологический уклад и информационно-цифровые технологии подрывают глобализацию? И что такое «мировая капиталистическая глобализация», означает ли это, что глобализация бывает не мировой и не капиталистической? Насколько правомерно вообще называть процесс глобализации капиталистическим?
Мимолетно отметив, что В.В.Путин «остается приверженцем развития капитализма, конкуренции и в целом рыночных отношений» авторы заявляют, что нужно сохранять «фундамент рыночной экономики в современных условиях». Не слишком ли много фундаментов упомянули авторы? Напомним, речь уже шла о «фундаменте парадигмы», «фундаменте капитализма» и «фундаменте рыночной экономики». Это один и тот же фундамент или разные? Авторы утверждают, что чтобы «сохранить» «фундамент рыночной экономики», «прежде всего следует «упрочить» оба вышеназванных краеугольных камня социально-экономической модели капитализма». Очевидно, авторы уже забыли о том, что писали о парадигме, и теперь пишут о модели, не заботясь о том, как эти два понятия уживаются друг с другом в тексте. Далее авторы, уже совершенно не сообразуясь с какой-либо логикой, заявляют что для упрочения «частнокапиталистической и буржуазной государственной собственности» необходимо их демократизировать. Как демократизация собственности укрепит «частнокапиталистическую» и «буржуазную государственную» собственность, остается загадкой. Может быть, наоборот, она их разрушит, поскольку прекратит функционирование института частной собственности, на котором, собственно, и держится современный капитализм? Но авторы не задумываются об этом. Они торопятся сообщить читателям о том, что десять лет назад ввели в оборот «новую экономическую категорию — ассоциированную частную собственность граждан (АЧСГ)». Теперь вдобавок к парадигме, модели и трем фундаментам в сознании читателя появляется еще и «категория». Впрочем, ненадолго. Про термин «категория» авторы сразу забывают, и не вспоминают о нем на протяжении всей своей статьи.
Дальше начинается феерия странных высказываний, которая вихрем захватывает внимание неопытного читателя, должно быть, производя на него впечатление невероятно смелого полета мысли авторов. «АЧСГ является собственностью частной, — пишут авторы, — так как приносит ее владельцу доход». Это очень странное определение частной собственности, не выдерживающее никакой серьёзной критики. Далее выясняется, что АЧСГ не передается по наследству, неотчуждаема в чью-либо пользу, что она формируется «в результате демократической приватизации существующей собственности на крупный и средний капитал, а также при создании новых крупных и средних хозяйствующих структур». Значение терминологического конструкта «демократическая приватизация» авторы считают само собой разумеющимся и никак его не поясняют. Далее авторы соотносят права владения, пользования и распоряжения, которые обычно рассматриваются в юриспруденции как неотъемлемые характеристики частной собственности, и говорят, что право владеть и распоряжаться АЧСГ закрепляется за каждым гражданином. Но, простите, дорогие авторы, Вы же сами писали выше, что АЧСГ неотчуждаема, не передается по наследству, в чем же проявляется право распоряжения ею? Что это за такое право распоряжаться, когда делать со своей частной собственностью ничего нельзя? Авторы пишут далее, что «право пользования передается в доверительное управление менеджменту хозяйствующих звеньев». Ну то есть гражданин владеет своей частью АЧСГ, но распоряжаться ею не может, а пользуется этой собственностью наемный менеджер, которому собственник, так уж получается, вынужден доверять свою собственность. И как все это может укрепить «фундамент капитализма», разрушаемый, по мнению авторов, шестым технологическим укладом и глобализацией? Серьезно? АЧСГ укрепляет капитализм?!

Этот комментарий был удален

Этот комментарий был удален

Александр Шохов, Вы простите, но комментарии должны повышать кристаллизацию мысли, а не наоборот.