Событие

Алексей Кудрин напишет федеральную «Стратегию-2030» по образцу татарстанской?

  • 19 апреля 2016 г.
  • 684
  • 0

Бывший министр финансов Алексей Кудрин возвращается к стратегическому управлению экономикой — так можно понять полученное накануне им предложение о работе в центре стратегических разработок. Эксперты «БИЗНЕС Online» полагают, что Кудрину может быть поручена разработка новой экономической модели для России, а в основу ее ляжет «Стратегия-2030», подготовленная для Татарстана. Некоторые авторитетные аналитики уже указывают на то, что татарстанская элита выходит на федеральный уровень.


«ЭТО ОДИН ИЗ ЛУЧШИХ МИНИСТРОВ ФИНАНСОВ В МИРЕ»


Экс-министр финансов Алексей Кудрин накануне получил предложение стать одним из руководителей центра стратегических разработок (ЦСР). Таким образом, один из наиболее видных членов путинской команды, которого сам президент РФ Владимир Путин за нежелание возвращаться на госслужбу как-то обозвал сачком, все-таки привлекается к управлению российской экономикой. И не просто привлекается — по предварительной информации, именно Кудрину может быть поручено написание новой стратегии развития социально-экономического развития РФ. О необходимости разработки такого документа сам Алексей Леонидович твердит уже давно — с тех же самых пор, как он отверг все другие предложения Кремля о работе.


«Сачок! Сачок! Работать не хочет!» — подначивал российский президент Кудрина в 2013 году во время своей очередной прямой линии. Присутствовавший там же Кудрин убеждал Путина, что причина его отсутствия в федеральном правительстве вовсе не лень, а неспособность действовать в «системе полумер и полуреформ». «Сегодня мы не имеем программы разворота страны от нефтяной зависимости, где бы мы отдали и регионам, и деньгам, и структурным институтам должное место. Вот в чем проблема!» — говорил тогда Кудрин, а глава государства, соглашаясь с экономическими новациями своего бывшего коллеги, возражал ему лишь в том, что социальная сфера, обыкновенно игнорируемая продолжателями «дела Гайдара», тоже требует повышенного внимания и что новой монетизации льгот страна не переживет.


Два с лишним года, минувшие с того разговора, видимо, многое изменили. Пока страна переживала Крым, санкции и патриотический подъем, Кудрин работал деканом факультета свободных искусств и наук в Санкт-Петербурге, занимался своим комитетом гражданских инициатив, а заодно вместе с петербургским Леонтьевским центром писал «Стратегию-2030» для Татарстана. Госсовет РТ утвердил стратегию летом прошлого года, и именно этот документ, как предполагают эксперты, мог стать причиной нового поворота в кудринской карьере.
ЦСР, где бывшему главному финансисту страны прочат руководящий пост, известен как некоммерческая и негосударственная организация, но при этом все знают, что он действует как аналитический центр при правительстве РФ. Формально это, конечно, не госслужба, однако многолетняя деятельность ЦСР, в руководстве которого в разное время побывали два известных либеральных экономиста — Герман Греф и Михаил Дмитриев, сделала центру репутацию «штаба правительственных реформ». Достаточно сказать, что именно там, по всеобщему убеждению, писали программу действий для «раннего» Путина. Не исключено, что «позднему» Путину снова понадобился мозговой штурм, который перевернет существующую систему координат в экономике. Сам Кудрин сдержанно прокомментировал новость о своем возможном назначении: «Мне поступило предложение занять одну из руководящих должностей в центре стратегических разработок. Я сейчас рассматриваю этот вопрос. Я в принципе согласен, но это требует соответствующих процедур, которые требуют времени. Сейчас рано говорить об обязанностях, это этап переговоров».


Кремль просигнализировал, что искренне рад возвращению Кудрина в публичное политическое пространство и всегда рад «принять его помощь в различных вопросах». «Естественно, Кудрин обладает великолепными знаниями, — заявил СМИ пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. — Он один из очень успешных членов кабинета министров в нашей стране, это один из лучших министров финансов в мире, не только в России, поэтому, конечно, было бы неверно не использовать его экспертизу для построения тех или иных планов», — загадочно заключил представитель Кремля. В то же время Кудрин заверил всех своих нынешних коллег, что, какие бы предложения ни делала ему власть, он сохранит все свои прежние проекты: «Моя общественная работа останется. У меня есть работа и в научных учреждениях. Где-то что-то скорректирую, но в целом я сохраню работу в этих институтах. Наблюдательный совет [Московской] биржи также не покину».


«ЕСТЬ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ МОЖНО ПЕРЕНЕСТИ В ФЕДЕРАЛЬНУЮ СТРАТЕГИЮ»


О том, что cтратегия социально-экономического развития Татарстана до 2030 года может быть использована как «черновик» и основа для разработки cтратегии, касающейся всей России, говорил еще замминистра экономического развития РФ Олег Фомичев. «И многие другие высокопоставленные люди из московского истеблишмента высказывались в том же духе, — заверил корреспондента «БИЗНЕС Online» Борис Жихаревич, один из непосредственных авторов документа, занимающий в вышеупомянутом Леонтьевском центре должность замдиректора. По словам Жихаревича, в данном контексте представляет интерес сам подход к написанию cтратегии, а также конкретные разработки, связанные с кластерной и инновационной политикой. «Все это в нашей любимой «Стратегии-2030» расписано, смею надеяться, самым лучшим образом», — пошутил петербургский ученый.


Напомним, «Стратегию-2030» торжественно презентовали в РТ еще в апреле 2015 года. Документ помимо ювелирно разработанных новаций содержал и некоторое количество «обещалок». В частности, прогнозировалось, что через 15 лет ВРП Татарстана на душу населения вырастет примерно с $26 тыс. до $45 тыс. (по курсам 2013 года), так что республика даже сможет обогнать по этому показателю американский штат Флорида (правда, опять-таки образца 2013 года). Кроме того, создание «умной» экономики увеличит качество и продолжительность жизни жителей республики, приблизив их к уровню развития, которым сейчас обладают ведущие развитые регионы мира. Доля малого и среднего бизнеса вырастет с 26% до 33%, прямые иностранные инвестиции в РТ в течение следующих 15 лет достигнут $44 млрд. и т. д. Руководящий и направляющий документ утвердили в Госсовете РТ 10 июня 2015 года — в первом и окончательном чтении. С тех пор «Стратегия-2030» — официальный «навигатор», по которому республика движется вперед, в обещанное ей Кудриным и другими идеологами подведомственного ему Леонтьевского центра светлое экономическое «завтра».


В том, что теперь по тому же направлению может двинуться и вся Россия, нуждающаяся в срочном выходе из экономического кризиса, Жихаревич почти не сомневается: «Накануне я как раз выступал модератором на форуме регионов России-2016 (на сессии, посвященной опыту управления инновациями и инвестициями на региональном уровне) и все время с удовольствием ссылался на опыт Татарстана. Татарстан реализует в этой сфере достаточно амбициозные проекты вроде Иннополиса. Кроме того, в татарстанской «Стратегии-2030» я всегда отмечаю подход к пространственной части, который сделан весьма новаторски, чтобы можно было легко переходить от стратегии социально-экономической к стратегии пространственной. Напомню, что, согласно федеральному закону №172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», помимо социально-экономической стратегии должна разрабатываться и пространственная стратегия. Опыт увязки этих двух документов, который мы наработали в РТ, и сама идея пространственного развития, увязывания агломераций в метрополитенский район могут пригодиться и для других регионов России».


С замдиректора Леонтьевского центра согласен и руководитель регионального офиса проекта «Татарстан-2030», экс-депутат Госсовета республики Владимир Грицких. «Есть вещи, которые можно перенести в федеральную стратегию, — констатировал Грицких в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online». — Это понимание того, что мы конкурируем на глобальных рынках и должны развиваться в направлении новых экономик. Мы должны не заимствовать технологии, а производить их. Что самое главное, мы должны помнить, что катализатором всех экономических решений является человек. Мы должны воспитать свой человеческий капитал, который станет конкурентоспособным на глобальных рынках». На что можно равняться уже сейчас? Что в Татарстане из предложенного документом Кудрина-Жихаревича уже стало не теорией, а практикой? «Равняться можно на формирование Камского кластера, — полагает Грицких. — Также на Иннополис — активность там очень высокая, но все-таки хотелось бы большего. Надо, чтобы Иннополис развивал взаимодействие с вузами, секторами промышленности, медициной, ЖКХ, социальной сферой, чтобы программисты не были оторваны от жизни, а применяли свои знания в практической сфере. Надо сделать так, чтобы IT-технологии работали на каждого человека».


Характерно, что и Жихаревич, и его казанский коллега готовы участвовать в написании федеральной стратегии, если таковая необходимость возникнет. Как выразился Грицких, если Родина прикажет. «Было бы не столько почетно, сколько интересно попробовать себя в таких масштабах», — говорит бывший сенатор. Он констатирует, что в последнее время во властной элите РФ кроме «питерской команды» формируется еще одна: «По факту так. Татарстанская элита выходит на общероссийский уровень». Поэтому в преобразовании региональной «Стратегии-2030» в федеральную нет ничего удивительного.


«ЕСЛИ ВЛАСТЬ ВЫКИНЕТ СТРАТЕГИЮ В МУСОРНУЮ КОРЗИНУ, ТО БЕЗ РАЗНИЦЫ, КТО ЕЕ НАПИСАЛ: КУДРИН ИЛИ НЕ КУДРИН»


О том, может ли республиканская «Стратегия-2030» стать черновиком для федеральной и почему именно либерала Кудрина, а не патриотического экономиста Сергея Глазьева привлекли к стратегическим разработкам в сфере экономики, рассуждают эксперты «БИЗНЕС Online».


Дмитрий Мирошниченко — независимый эксперт, экономист:
— Мне, честно говоря, не нравится бросаться ярлыками, как это принято в последнее время: либерал или не либерал... Я привык оценивать людей с профессиональной точки зрения... Кудрина как профессионала я оцениваю очень высоко, поскольку, в отличие от многих медийных персонажей, которых можно встретить на телевидении, в популярных газетах, он действительно разбирается в экономике — и в российской, и в мировой. Поэтому президент, как я сильно подозреваю, точно так же его оценивает. За профессионализм, который был проявлен в предыдущие годы. Кудрин и сейчас остается фактически советником. Можно делать выводы на основании того, что ты видишь и что тебе говорят разные люди. Видимо, то, что говорит Кудрин, больше соответствует действительности и находит больший отклик наших властей. С этой точки зрения я только могу пожелать ему всяческих удач в написании этой программы.


Другое дело, что результативность этой программы вызывает, мягко говоря, много вопросов, потому что, когда была написана предыдущая «Стратегия-2020», ее сделали достаточно неплохо, но власти ее, грубо говоря, выкинули в мусорную корзину. Если то же самое произойдет с этой стратегией, то без разницы, кто ее написал — Кудрин или не Кудрин. Если нет политической воли, ресурсов и желания эту стратегию исполнять, то все это будет лишь имитацией бурной деятельности.


Что же касается стратегии, написанной для Татарстана... Та и другая стратегия могут вырастать из одного ствола, там могут быть заложены одинаковые принципы.


Вадим Хоменко — вице-президент, член-корреспондент Академии наук РТ, доктор экономических наук, профессор КФУ и КНИТУ-КАИ:
— Разработку стратегии Татарстана до 2030 года делал Леонтьевский центр в Санкт-Петербурге, а курировал ее Кудрин, это известно. И на обсуждении, и на приеме стратегии он здесь присутствовал. Поэтому можно однозначно говорить, что это дает ему основания претендовать на соответствующую разработку стратегии для России.
Почему же эту должность не занял Глазьев? Во-первых, Глазьев остается на своем посту как советник президента. Возможность совмещать большое количество постов просто невозможно. Там, где он может, Глазьев принимает активное участие в проектах. Достаточно сказать, что он академик Российской академии наук, он вице-президент вольного экономического общества. Он там активен, постоянно принимает участие в его заседаниях. Что касается либерала Кудрина, то либеральному движению России тоже ведь не закрывают дорогу. Я вижу, что в глобальном плане российское правительство еще не определилось окончательно, какой же позиции оно будет придерживаться. Пока Россия не выработала свою собственную модель, как это уже сделано в Китае и ряде других стран. Поэтому на этом этапе и либералы, и сторонники левых, прогосударственных движений будут иметь возможность высказывать различные точки зрения. Я думаю, между ними будет диалог.


«ИСТОРИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ У РОССИИ ОЧЕНЬ НЕМНОГО»


Андрей Кобяков — экономист, публицист председатель правления Институт динамического консерватизма:
— Можно ли назвать это реваншем либералов? А они когда-нибудь проигрывали? Я пока вот не вижу никаких реальных изменений. Либеральный блок как был на коне, так и остался. Разве он потерпел крушение хоть раз? Я, за исключением правительства Примакова, не помню периода, когда у нас за последние 25 лет на коне был какой-то другой блок в правительстве. Это скорее не реванш, это констатация того, что власть продолжает оставаться у них, в том числе и на концептуальном уровне. Более того, я хочу вам напомнить, что и наш президент дает им, правительству, положительную, удовлетворительную оценку в своих федеральных посланиях и оценках работы кабинета.
Насчет того, может ли татарстанская стратегия развития до 2030 года использоваться как основа для федеральной... Я бы сказал, что это было бы даже лучше, чем поручать Кудрину готовить продукт, который заведомо будет находиться все в той же идеологии. Конечно, татарстанская стратегия отличается в лучшую сторону от общефедеральной. Это уж точно...
Михаил Демурин — публицист, аналитик, дипломат, директор программ Института динамического консерватизма:
— Не берусь рассуждать за нашу современную власть, но думаю, что было бы лучше, если бы больше людей почвеннических, консервативных взглядов привлекалось бы к разработке таких программ, устремленных в будущее. А почему именно Кудрин... Кудрин, видите, все время присутствует, как будто его какая-то рука держит. Почему так, мне сложно сказать. Кто-то высоко оценивает его как экономиста, финансиста. Я не экономист, не финансист, я не могу сам оценить его квалификацию. Но, по оценкам моих коллег именно такого, традиционалистского, направления, его квалификация не очень велика. Поэтому для меня это загадка. Мне думается, результат, к сожалению, будет соответствующим, а жизнь все расставит по местам. Проблема только в том, что исторического времени у России очень и очень немного. И на то, чтобы вновь привлекать либералов к серьезным задачам и вновь убеждаться в их неспособности эти задачи решить, у нас, в общем-то, уже задела-то нет...
Может ли татарстанская стратегия использована как основа для федеральной? Наверное, у вашей региональной стратегии будут какие-то промежуточные оценки, как она работает. Мне думается, что любой такой пилотный проект может и должен приобрести национальный характер, если сразу видно, что он начинает давать результаты. Тогда можно говорить о том, что его можно было бы применить и в более широком контексте. Сначала — на уровне какого-нибудь федерального округа, потом — в общенациональном масштабе.
Единственное, что хочу сказать, — это то, что общенациональная программа будет менее детализированной. Но у нас страна такая — в каждом регионе будет своя специфика, будут свои нюансы. Поэтому я был бы за то, чтобы народно-хозяйственные программы, имея какую-то общенациональную стратегию, все-таки были бы в большей мере специфически привязаны к конкретным территориям, к конкретным народам, населяющим их, к их традициям, их обычаям, к этому фактору сопряжения традиций и современности.

Источник: http://m.business-gazeta.ru/article/307604


Комментарии (0)

Добавить комментарий

Наверх
Вниз