Загрузка данных

Совещание с членами Правительства о внедрении искусственного интеллекта в отрасли экономики

  • 20 июля 2023 г.
  • 1048
  • 0

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день, здравствуйте!

У нас сегодня очень важный вопрос – о внедрении искусственного интеллекта в отрасли экономики.

Давайте перейдём к главному вопросу.

Пожалуйста, Максим Геннадьевич, о внедрении искусственного интеллекта в отрасли экономики.

Пожалуйста, Максим Геннадьевич, о внедрении искусственного интеллекта в отрасли экономики.

М.Решетников: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Развитие искусственного интеллекта – это одно из ключевых условий достижения технологического суверенитета страны. Искусственный интеллект сегодня – это технологии распознавания лиц для обеспечения безопасности, предиктивная аналитика для прогнозирования урожая, внесения удобрений, производственных процессов, распознавание снимка в медицине, компьютерное зрение в производственных системах и многое другое.

Поэтому наравне со всем миром Россия уделяет теме искусственного интеллекта особое внимание. У нас растёт объём рынка продуктов, в которых используются такие технологии: в прошлом году он увеличился на 18 процентов и достиг почти 650 миллиардов рублей. Но в отличие от многих других стран в России есть компании, которые создают решения мирового уровня.

При этом Правительство работает по повестке искусственного интеллекта по двум направлениям. Во-первых, мы реализуем национальную стратегию до 2030 года. Во-вторых, мы по итогам ежегодной конференции AI Journey дополняем нашу работу в соответствии с теми поручениями, которые по итогам этой конференции Вы даёте.

Основным инструментом реализации стратегии стал федеральный проект «Искусственный интеллект». Он включает три основных направления работы.

Первое – это развитие фундаментальной и прикладной науки. На базе ведущих вузов и научных организаций созданы и работают шесть исследовательских центров. Они ищут подходы, как обучить нейросети на меньшем количестве данных, как повышать скорость вычислений с помощью машинного обучения, создают новые методы и архитектуры формирования нейросетей. На эти исследования из федерального бюджета выделено более пяти миллиардов рублей в течение четырёх лет. Коллеги уже представляют доклады на международных конференциях, проходя при этом отбор наравне с ключевыми разработчиками искусственного интеллекта и в России, и в мире, и это подтверждает качество их работ.

Показателем эффективности центров является и то, что они готовят решения по внедрению искусственного интеллекта для бизнеса. Наши коллеги в центрах привлекли на это почти 2,5 миллиарда рублей частного финансирования от ведущих российских компаний.

Вторая задача – это подготовка кадров. С прошлого года более ста вузов запустили программы бакалавриата и магистратуры для подготовки специалистов по искусственному интеллекту. Сейчас по ним обучаются три тысячи человек, а со следующего года будет обучаться в четыре раза больше студентов, то есть мы доведём до 12 тысяч человек.

Есть также подготовка и в рамках дополнительного профессионального образования. В прошлом году обучение по востребованным специальностям в сфере искусственного интеллекта – от аналитика данных до руководителя проектов – прошли почти две тысячи человек, столько же учится сейчас, и из бюджета компенсируется 90 процентов затрат на такое обучение.

Для вовлечения молодёжи в развитие технологий искусственного интеллекта мы проводим хакатоны среди молодых IT-специалистов. За два года участие в них приняли более 20 тысяч человек. Что такое хакатон? Это когда компании предлагают, скажем так, практические проблемы, которые надо решить, объявляют некий премиальный фонд, и команды специалистов [из числа] молодёжи в течение суток, двух суток предлагают свои решения. При этом есть чёткие критерии, метрики – решили, не решили задачу, – и потом эти задачи уже дальше доводятся, что называется, внедряются в жизнь.

Например, у нас на одном из хакатонов в Москве буквально в мае этого года участники боролись за призовой фонд в три миллиона рублей по пяти реальным кейсам от компаний и ведомств. В результате за 48 часов работы команда-победитель из Новосибирска предложила решение с использованием искусственного интеллекта, которое позволит фермерам определять, где и какие лекарственные растения лучше выращивать – на разных почвах, с учётом специфики и так далее. При этом саму проблему поставила сельскохозяйственная компания из Белгорода. За счёт таких методов мы и молодёжь вовлекаем, и обкатываем решения.

Третья задача федпроекта – это грантовая поддержка компаний-разработчиков. За последние два года на это было направлено семь миллиардов рублей. Во-первых, мы через Фонд содействия инновациям поддерживаем небольшие проекты: там компании получают гранты до 50 миллионов рублей. Мы уже профинансировали проекты более 750 компаний. Периодически встречаемся с получателями грантов, на последней встрече обсуждали: компания создала платформу, которая помогает планировать самый дешёвый и быстрый маршрут перевозки продукции, другой разработчик представил сервис для распределения задач с учётом загруженности сотрудников. Я привожу эти примеры, чтобы показать, что действительно практические конкретные задачи, которые есть на производствах, на предприятиях, компании решают и свои предложения продвигают.

Фонд «Сколково» финансирует доработку решений под нужды уже крупных заказчиков – тем самым мы снижаем риски заказчика при первом внедрении. Далеко не все компании верят в это, далеко не все компании готовы вкладываться в доработку не всегда ещё готовых и отработанных решений, которые имеют какую-то длинную историю успеха. Поэтому мы финансируем такие компании заказчиков, [чтобы они] пробовали и рисковали. У нас восемь компаний-разработчиков получили более полумиллиарда рублей.

Всех разработчиков, которых поддерживаем, мы включаем в специально созданный реестр инновационных компаний. Это позволяет нам отслеживать этапы их развития и уже привлекать инвесторов. Там есть специальная витрина инвестора: когда компаниям надо расти, они нуждаются в капитале, и российские инвесторы могут проявить интерес и проинвестировать. Сейчас у нас в реестре более 1000 стартапов, у которых решения – с использованием искусственного интеллекта.

Расширять сферы применения AI помогают также экспериментально-правовые режимы. На сегодняшний день у нас установлено шесть режимов в сфере беспилотного транспорта. Три из них обеспечили запуск легковых и грузовых наземных беспилотников: это уже известный опыт беспилотных грузоперевозок Москва – Питер и то, что в Иннополисе, и в Москве сейчас вышло на дороги такси в беспилотном режиме, – это всё у нас экспериментальные правовые режимы, там очень много искусственного интеллекта применяется. Ещё три режима установлены для тестирования авиабеспилотников. Их будут использовать для сельхозработ и мониторинга лесных пожаров.

Буквально вчера Михаил Владимирович [Мишустин] подписал постановление, которое даст [ход] ещё одному эксперименту – уже в сфере телемедицины. Владимир Владимирович, мы полтора года обсуждали вместе с бизнесом, с Минздравом, искали пути – там действительно было много развязок. Итоговые решения принимали уже в Аппарате Правительства – здесь Дмитрию Николаевичу Чернышенко и Татьяне Алексеевне [Голиковой] большое спасибо. В результате нашли решение, и у нас 15 компаний сейчас начнут активно применять этот эксперимент в телемедицине – в том числе расширяется практика дистанционных, удалённых осмотров. Это тоже большое поле для использования искусственного интеллекта.

Также в соответствии с Вашим поручением мы подготовили законопроект, который позволит в рамках проведения ЭПРов учитывать вопросы, связанные с ответственностью за причинение вреда в результате использования искусственного интеллекта, а также урегулирует вопросы защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые созданы с использованием таких технологий. Кроме того, мы упростим для бизнеса запуск новых экспериментальных правовых режимов. Проект закона прошёл все согласования, сейчас в Правительстве согласуется с Администрацией [Президента], буквально вчера направлен, поэтому рассчитываем в ближайшую осень принять эти документы.

Владимир Владимирович, также хотелось бы остановиться на реализации ещё ряда Ваших поручений, которые имеют такое системообразующее развитие для отрасли.

Во-первых, разработчики искусственного интеллекта должны получить доступ к обезличенным данным – весь искусственный интеллект строится на обработке больших массивов данных. Это условия развития всей отрасли. Это ключевой вопрос, по которому необходимо ускорить работу. Максут Игоревич Шадаев сейчас тоже расскажет о наших предложениях, наших движениях.

Второй момент – внедрение искусственного интеллекта должно стать одним из условий предоставления господдержки компаниям. Об этом мы договорились с коллегами из Минфина, и со следующего года мы запустим, протестируем этот подход в сельском хозяйстве, транспорте, промышленности и здравоохранении, то есть в тех отраслях, где у нас действительно наработана уже большая практика решений и есть большой спектр решений. То есть если компании будут получать какую-то субсидию из бюджета выше определённой суммы, они должны будут у себя внедрить то или иное решение с использованием искусственного интеллекта. Мы тем самым поощряем спрос на все эти разработки.

Третье – мы обеспечиваем интеграцию инструментов национального проекта «Производительность труда» в программы развития искусственного интеллекта.

В рамках «пилота» Федеральный центр компетенций проанализировал 80 решений, отобрал десять для внедрения на предприятиях – участниках национального проекта. Например, в Красноярском крае производителю фанеры предложено использовать компьютерное зрение для снижения рисков неправильной сортировки шпона, от этого непосредственно зависит качество фанеры, которая есть.

По итогам «пилота» – у нас несколько таких примеров – уже сейчас мы видим, что не все производственные компании обладают собственными компетенциями для доработки и внедрения этих решений. Поэтому эта практика, когда мы помогаем компаниям, в том числе и финансово, дорабатывать какие-то не всегда готовые, а иногда даже чуть сыроватые решения разработчиков, она очень правильная, и за счёт этого мы получим эффект большого тиражирования и внедрения.

При этом Федеральный центр компетенций тоже готов выступить таким заказчиком и агрегатором функциональных требований и помогать внедрению искусственного интеллекта. Мы тем самым, по сути, два наших национальных проекта стыкуем между собой и получаем дополнительные эффекты.

Четвёртый момент – искусственный интеллект должен активнее внедряться в образовательные программы вузов. У нас в Минобрнауки разработан специальный учебный модуль, специальная программа. Внедрение этого модуля носит рекомендательный характер. Но мы промониторили, и нам, конечно, хотелось бы, чтобы этот процесс шёл более активно и с большей включённостью вузов. Поэтому мы предлагаем сделать внедрение модуля обязательным для таких образовательных программ, особенно там, где у нас есть IT-кафедры, мы их сейчас тоже много создаём. Во-вторых, при необходимости доработать как раз образовательные программы уже и по функциональным направлениям, о которых я сказал.

Пятый момент – на базе вузов будем также открывать новые исследовательские центры и в дополнение к действующим шести до конца года по конкурсу предлагаем отобрать ещё не менее шести для поддержки уже на 2023–2026 годы, потому что гранты имеют срочный характер, и они заканчиваются в 2024 году, но крайне важно, чтобы работа исследователей в этой сфере была бесшовной, чтобы у нас все понимали, чем они будут заниматься следующие четыре года, какой тематикой. Поэтому просим в этой связи поддержать некую заявку и на деньги: в 2023 году нам понадобиться 100 миллионов рублей, и на 2024–2026 годы ещё по 1,3 миллиарда рублей ежегодно просим. Этот вопрос поднимался на AI Journey. Мы обработали все заявки, просим поддержать.

Подводя итоги почти четырёх лет реализации Стратегии развития искусственного интеллекта, сейчас можно сказать, что искусственный интеллект перестал быть некой идеей, а стал вполне работоспособной технологией, доказавшей свою эффективность в очень многих отраслях. Он действительно помогает снижать издержки в экономике, действительно повышает производительность труда и, соответственно, доходы тех, кто занят в производстве, и повышает качество продукции и услуг.

Теперь видим основной задачей активное тиражирование этой технологии от отрасли к отрасли и распространение по всей экономике, особенно учитывая текущую, скажем так, напряжённую ситуацию на рынке труда: экономика нуждается в рабочих руках, и искусственный интеллект – это то, что позволяет отчасти снизить эту потребность. И в целом надо отметить, что Россия сейчас, конечно, движется в общемировых трендах развития искусственного интеллекта.

Но в то же время, Владимир Владимирович, существует, конечно, и ряд новых возможностей, которые недавно возникли, и новых вызовов. Другие страны сейчас активно наращивают финансирование исследований в сфере искусственного интеллекта, причём рост буквально в разы идёт, не на проценты, не на десятки процентов, а в два-три раза многие страны ежегодное финансирование этих вопросов наращивают. Запускают программы поддержки создания новых суперкомпьютеров, активно развивают большие модели искусственного интеллекта, такие как широко прозвучавший ChatGPT.

В этой связи какие задачи необходимо дополнительно решать на уже следующем этапе и какие вызовы возникают?

Первое – нам необходимо формировать условия для создания собственных вычислительных мощностей, причём на будущее – кратно больших, чем то, что у нас есть, и чем так, как мы двигались, в том числе в виде крупных вычислительных кластеров. В перспективе, конечно, с использованием отечественных комплектующих. Здесь очень важна помощь Минпромторга.

Второй момент – поддержать учёных и молодые компании грантами на доступ к этим вычислительным мощностям, с тем чтобы они могли активно разрабатывать и обучать сложные нейросети с использованием большего количества параметров, а также совершенствовать их архитектуру, потому что отчасти мы правильной архитектурой можем компенсировать некий недостаток вычислительных мощностей.

Третий момент – у нас существует большая государственная программа «Научно-технологическое развитие» – более триллиона рублей, мы финансируем на наши научные исследования. Мы бы здесь предложили дополнительно вместе с Академией наук провести мониторинг, насколько мы в наших научных исследованиях используем технологии искусственного интеллекта. Нам кажется, там тоже есть большой потенциал повышения эффективности научных исследований, той же климатической повесткой мы занимаемся, там очень много вычислений, отчётов и так далее. Мы можем предъявить больший спрос на собственные разработки в сфере искусственного интеллекта в периметре нашей науки.

Четвёртый момент, он очень важный, мы уже доросли до этого, – необходимо разграничить ответственность за разработку и за последующее применение, использование больших сложных систем искусственного интеллекта, больших сложных нейросетей. Крайне важно, чтобы разработчик понимал периметр своей ответственности, чтобы он не отвечал – условно – за все продукты, которые искусственный интеллект может выдать и сгенерировать – какие-то изображения, тексты и так далее. Иначе у нас начинаются какие-то ограничения в сфере моделей, [вводят] цензоров внутренних, смотрят и так далее. Это резко снижает эффективность апробации, внедрения и самих нейросетей.

Владимир Владимирович, мы все эти задачи предлагаем интегрировать в Национальную стратегию развития искусственного интеллекта, Вы нам поручили её обновить, сейчас эта работа завершается. Благодаря Вашему решению о продлении федпроекта «Искусственный интеллект», включению его в формирующийся нацпроект «Экономика данных» мы сейчас можем заложить все мероприятия, которые необходимы, и обеспечить их финансированием. Соответственно, не просто стратегия будет, мы это интегрируем в бюджетный процесс и, соответственно, подкрепим ресурсами.

Рассмотреть итоговую конфигурацию варианта нацпроекта мы планируем на стратсессии под руководством Председателя Правительства, она запланирована в сентябре. И по итогам доложим тогда Вам уже итоговую конфигурацию и набор мероприятий, как дальше двигаться.

Прошу поддержать.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Максут Игоревич, есть что добавить?

М.Шадаев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги!

Наши главные усилия сейчас направлены на создание законодательной базы, которая позволит обеспечить доступность больших данных для разработчиков искусственного интеллекта. Это очень чувствительная, сложная тема. На площадке Госдумы сейчас мы завершили доработку поправок, которые Правительство внесло ко второму чтению совместно с профильными управлениями Администрации, профильным комитетом Госдумы и нашим главным регулятором в сфере безопасности.

В соответствии с Вашим поручением, Владимир Владимирович, мы сконцентрировались на вопросах обеспечения защиты прав и интересов граждан при обработке больших данных и применении искусственного интеллекта. Как Вы знаете, зачастую это вызывает очень серьёзные опасения у наших граждан – большие данные, искусственный интеллект. Сейчас коммерчески оборот больших данных у нас не регламентирован, немножко хаотично осуществляется, потому что вот этих понятных и прозрачных правил нет.

В рамках уточнённых поправок ко второму чтению мы как раз согласовали процедуры обезличивания данных, определили порядок, как будут формироваться датасеты, необходимые как раз для этого машинного обучения, и договорились о тех правилах, на которых внешние разработчики получат доступ к этим данным, для того чтобы начать обучать свои нейросети.

При этом подготовленными поправками предусматривается прямой однозначный запрет на обработку больших данных, если это создаёт риски причинения вреда гражданам, обороне и безопасности. При этом доступ внешних разработчиков к большим данным будет возможен только в случае подтверждения отсутствия в них сведений, которые позволят идентифицировать гражданина, то есть мы исключаем любую персонификацию обрабатываемых больших данных.

При этом внешний доступ к большим данным также будет запрещён иностранным гражданам и компаниям с доминирующим иностранным участием. Это тоже очень важно. При этом у нас регулятор в сфере безопасности получит новые полномочия по контролю в этой сфере.

В настоящее время у нас поправки ко второму чтению согласованы, мы сняли последние разногласия. В общем, получилась конструкция, которая исходит из безусловной защиты интересов и прав граждан и при этом всё-таки обеспечивает доступ разработчиков к большим данным. Мы очень надеемся, что в начале осенней сессии это будет принято.

Для организации работы с большими данными мы уже создаём на нашей платформе «Гостех» государственную информационную систему. В неё будут загружаться обезличенные датасеты – как от органов власти, так и от бизнеса, и уже к этим наборам данных будет предоставлен доступ авторизованным разработчикам нейросетей, которые соответствуют необходимым требованиям.

Эти обезличенные наборы данных, Владимир Владимирович, нельзя будет скачать, выгрузить, забрать из этой информационной системы. Можно будет на них тестировать, настраивать алгоритмы, обучать нейросети. Это не создаёт как раз угрозы этим данным.

Мы совместно с Минэкономразвития определили пять главных приоритетов внедрения искусственного интеллекта в системе госуправления. Я очень коротко про них скажу.

Первое – это, конечно, искусственный интеллект должен упростить получение госуслуг. Вы знаете, у нас человеку всё равно до сих пор сложно иногда разобраться во всех бюрократических нюансах получения той или иной услуги. У нас сложные иногда процессы, тома административных регламентов, которые написаны сложным казённым языком, и зачастую гражданин, конечно, в этом теряется, несмотря на то что на портале вся информация есть. Конечно, ему сложно самостоятельно разобраться.

Идеальный вариант, как будет обеспечено: искусственный интеллект даёт возможность в диалоге, задавая человеку простые вопросы, получать конкретно ответы, на что он [человек] может рассчитывать в его конкретном случае, какие действия он должен совершить, чтобы получить ту или иную услугу, какие документы представить. Конечно, у нас упростится существенно получение этих услуг.

Мы сейчас уже на портале госуслуг запустили робота, который отвечает на вопросы наших пользователей фактически автоматически. Это тот самый искусственный интеллект. В день, Владимир Владимирович, 1,5 миллиона вопросов наших пользователей он обрабатывает в автомате. Качество 85 процентов ответов пользователи считают хорошим. Этот робот фактически в восьми случаях из десяти автоматически даёт подсказки человеку, что ему нужно делать для того, чтобы получить ту или иную услугу.

Идеально, когда это вообще осуществляется голосом, когда можно голосом обозначить вопрос, и вам робот ответит, что вам нужно делать, или запишет к врачу. У нас такой «пилот» идёт вместе с «Яндексом» и со Сбербанком, с их голосовыми помощниками – это такие специальные станции, – когда уже можно будет голосом получать государственные услуги. Для нас это цель.

Второе направление – это большая рекомендательная система, которая будет помогать регионам планировать своё территориальное развитие, определять места, где лучше построить детский сад, школу, поликлинику с учётом плотности населения, транспортной доступности, социальной инфраструктуры, которая есть рядом.

Эта же система будет предлагать варианты, как оптимизировать движение транспорта, как оптимально выстроить маршруты общественного транспорта, какое должно быть расписание с учётом реальной загрузки и трафика, который есть на транспортных коммуникациях.

Третье направление – очень важное, Владимир Владимирович, я знаю, что Вам много раз это показывали, – это использование искусственного интеллекта в медицине.

В этом году мы запускаем большой «пилот». У нас уже сформированы в регионах большие массивы электронных медицинских изображений, где как раз уже проведена разметка и выявлены заболевания. Это как раз те самые датасеты, на которых можно учить алгоритмы делать это автоматически, фактически мы будем «скармливать» им уже размеченные снимки, где диагностировано заболевание, а дальше нейросети смогут на новых снимках помогать врачу, обращая внимание там, где есть потенциальные признаки таких заболеваний, то есть работа врачей в данном случае станет легче. Мы ни в коем случае не говорим, что работа врачей будет заменена, но мы просто говорим о том, что мы с них снимаем рутинную нагрузку.

Четвёртое направление, очень важное, про него Максим Геннадьевич [Решетников] тоже сказал, – это анализ спутниковых снимков. У нас незаконная вырубка леса, вовлечение земель в сельхозоборот, эффективность засевов, у нас даже искусственный интеллект позволяет выявлять объекты, которые построены, но не зарегистрированы, соответственно, с них не платятся налоги. Искусственный интеллект позволит на основе анализа спутниковых снимков всё это делать.

Пятое, финальное направление, – климатическая повестка. У нас накоплен очень большой массив данных наблюдения за погодой, который за многие десятилетия в Росгидромете сформирован. Мы сделаем большой датасет, который позволит тестировать новые технологии прогноза погоды, которые будут уже значительно оперативнее, точнее, качественнее.

У нас сейчас, наверное, нет ни одного ведомства региона, где на повестке не стояли бы вопросы внедрения искусственного интеллекта. Владимир Владимирович, это, безусловно, связано с цифровизацией. Здесь у нас есть предложения, что за эти же вопросы должны отвечать те заместители руководителей, которые у нас сейчас отвечают за цифровую трансформацию. Тогда у нас внедрение цифровых технологий, работа с данными и искусственный интеллект будут в одних руках, и это будет всё между собой увязано.

Владимир Владимирович, есть сложности. У нас есть компании, безусловно, такие как Сбербанк, – локомотивы движения в сторону искусственного интеллекта. Но мы знаем, что госкомпании у нас тяжело иногда раскачиваются. Мы помним с Вами, как это было при переходе на отечественные программные продукты. Естественно, у нас есть компании, которые немножко «буксуют».

Есть хорошо отлаженный механизм, который мы запустили как раз для контроля перехода на российские IT-решения, – это стратегии цифровой трансформации. Мы предлагаем сейчас проекты по искусственному интеллекту включить в состав этих стратегий по цифровой трансформации. Они у нас очень хорошо администрируются, там жёсткие показатели, мониторинг. У нас там даже в директивах – лишение премии в случае, если цели не достигаются. Поэтому нам кажется, что это даст необходимое ускорение.

Последний комментарий. Владимир Владимирович, Вы поддержали внесение изменений в Налоговый кодекс. У нас с 1 января этого года действует очень хорошая стимулирующая мера для компаний – внедрять российские решения с искусственным интеллектом. Они эти расходы, которые тратят на внедрение российских решений, могут списывать с коэффициентом 1,5, то есть фактически уменьшая немного налог на прибыль. Уже 17 российских решений зарегистрировано, по 28 решениям мы сейчас рассматриваем заявки. Я надеюсь, что их будет в разы больше. У нас компании, бизнес начинают активно пользоваться этими мерами, внедрять эти решения и получать соответствующие льготы.

Я, пользуясь возможностью, также хочу напомнить нашим разработчикам о том, что такая опция есть, и мы ждём заявки на включение в реестр российского ПО решений в сфере искусственного интеллекта.

Доклад закончил. Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Что хотел бы сказать в завершение? Не надо говорить о важности вопроса, уже всё было сказано. Сегодня прозвучали новые, дополнительные предложения по поддержке отечественных разработок в области искусственного интеллекта. Я, может быть, что-то повторю, в чём-то повторюсь, но тем не менее считаю важным это сказать.

Говорили о внедрении этих технологий в системе государственного управления на всех уровнях, в экономике, в социальной сфере. Ещё раз подчеркну: о важности таких усилий хорошо известно, их эффект уже сегодня очевиден и касается скорости принятия управленческих решений, повышения качества и удобства услуг для граждан, бизнеса и так далее.

По многим направлениям использования цифровых решений Россия уже находится в числе глобальных лидеров, несмотря на те недостатки, упущения и недоработки, о которых сейчас говорили коллеги, тем не менее мы всё-таки можем говорить о том, что находимся в составе лидеров. Но эти позиции, безусловно, необходимо постоянно укреплять и делать это нужно на собственной научной и технологической базе. Я всё прекрасно понимаю, есть ограничения, и без определённых связей, контактов и наработок на мировом уровне нам не обойтись. Тем не менее, обеспечивая настоящий технологический суверенитет нашей страны, нужно думать именно о собственных ресурсах. В этой связи отмечу несколько конкретных мер.

Первое – напомню, что мы договорились обеспечить до 2030 года государственную поддержку исследовательских центров в области искусственного интеллекта. И здесь нужно отработать все нормативные, организационные и финансовые вопросы, в том числе в федеральном бюджете на 2024–2026 годы должны быть заложены средства на финансирование таких исследовательских центров. Если этого не будет, то и движения вперёд не будет.

Второе – необходимо расширить охват компаний с государственным участием, которые используют или планируют задействовать механизмы искусственного интеллекта в своей работе. Прошу это рассматривать как прямое поручение. Нужно поработать с этими компаниями. Да, безусловно, потребуются изменения в корпоративные стратегии цифровой трансформации – да, конечно. Прошу Правительство предметно заняться этим вопросом с компаниями, как я уже сказал.

Третье. Ключевой элемент, основа работы искусственного интеллекта, мы это хорошо все знаем, – это обработка больших массивов данных. Я уже не раз говорил, подобные сведения, которые касаются наших граждан, должны быть обезличены и надёжно защищены. С учётом этих обязательных требований нужно организовать доступ к данным со стороны участников рынка. И прошу Правительство совместно с Государственной Думой рассмотреть и принять такой законопроект в осеннюю сессию текущего года.

Четвёртое. У нас запущены экспериментальные правовые режимы в сфере цифровых инноваций, однако их механизмы требуют, безусловно, совершенствования, в том числе на законодательном уровне. Нужно дополнительно упростить доступ к таким режимам, а также ввести страхование ответственности за возможный ущерб, причинённый при использовании искусственного интеллекта, мы об этом тоже много раз уже говорили. Эту работу также прошу завершить в период осенней сессии парламента.

Пятое. Как уже отметил, технологии искусственного интеллекта несут прямую экономическую выгоду, всем это понятно. Тем не менее на начальном этапе их внедрение идёт не очень активно. Лидеры у нас есть, но за ними «скамеечка запасных» небольшая. Мы с вами уже договаривались, как надо поступить в этой ситуации, а именно: включить требования по обязательному использованию искусственного интеллекта для компаний, которые планируют получить субсидии из федерального бюджета. Хотите субсидии – пожалуйста, развивайтесь в этом направлении.

Шестое. Важнейший вопрос – это подготовка специалистов, которые работают с цифровыми технологиями. Всем вузам страны уже направлен обновлённый образовательный модуль «Системы искусственного интеллекта», он рекомендован к включению в обязательные программы. Думаю, можно сделать более решительный шаг сегодня и объявить такой модуль обязательным. Я прошу все эти вопросы проработать.

А что касается проектов поручений – конечно, они будут подписаны, тем более что вы сами их и готовили, эти проекты поручений. И как это обычно делается, поручения эти не для того, чтобы кого-то заставить что-то делать, а для того, чтобы намеченные нами с вами рубежи не были забыты и чтобы была какая-то дисциплина в исполнении этих планов, о которых мы сегодня говорили.

Спасибо большое за сегодняшнюю совместную работу. Благодарю вас.

@Источник http://www.kremlin.ru/events/president/news/71699

Опубликовано: Администратор № 1

1048

Комментарии 0